lepestriny (lepestriny) wrote,
lepestriny
lepestriny

Большевики НЕ коммунисты и НЕ социалисты - пора это осознать.

1921 был годом активной экспансии большевистского неоимперства на Восток. Получив по зубам на Западе, орды ринулись в Закавказье и Монголию.
Год жестойчайшего подавления восстаний в Кронштадте и на Тамбовщине, контрреволюционный переворот в Приморье, усмирение Восточной Сибири, капитулянтский "рижский договор" с Европой, отмена продразверстки, массовый голод - власть шатнулась вправо и ослабела.

Только поэтому левым иностранным делегатам Коминтерна удалось вообще войти в контакт с обезумевшими от кровищи вождями.

Ровно 97 лет назад — 4 июля 1921 года — арестованные после Кронштадтского мятежа анархисты попытались добиться освобождения, объявив бессрочную голодовку во время конгресса Коминтерна в Москве. «Медиазона» публикует фрагмент воспоминаний легендарной американской активистки Эммы Гольдман, выпущенных издательством «Радикальная теория и практика»:

...Комиссия получила аудиенцию у Ленина. Гольдман с неодобрением отмечает раболепное преклонение российских социал-демократов перед вождем.
<…> Не меньшее благоговение, смешавшись со страхом, накрыло большинство членов комиссии, и только рабочие-синдикалисты сумели не поддаться на заботливые расспросы Ильича о положении трудящихся за рубежом, их влиянии и прочие сладкие речи. Они настаивали: он должен рассказать им о голодающих революционерах России, и Ленин осекся на полуслове, резко сменив тон. Ему все равно, заявил он, даже если бы все политические заключенные погибли — он и его партия не потерпят никакой оппозиции ни с какой стороны, ни слева, ни справа. Однако, тут же смилостивился вождь, он не станет возражать, если арестованных анархистов вышлют из страны с одним условием: в случае возвращения на советскую землю они будут расстреляны. За без малого четыре года слух Ленина привык к сухим щелчкам выстрелов, почти, видимо, лишив его рассудка…
Это предложение, конечно же, тут же было передано в ЦК и, конечно же, было одобрено; немедленно была сформирована совместная комиссия из представителей власти и иностранных делегатов, которой надлежало организовать незамедлительное освобождение и высылку не только голодавших в Таганке, но и остальных заключенных анархистов. Однако даже и на восьмой день голодовки новый орган топтался на месте: высшее руководство ЧК во главе с Дзержинским и Уншлихтом настаивало на том, что «в советских тюрьмах не было анархистов», а только бандиты и махновцы...

Читать тут - https://zona.media/article/2018/07/04/goldman
Tags: хунвейбины
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments